logo-mobile
27 июля, 10:07
2644(1)
0
Дмитрий Захарченко

Сейчас «Формула-1» — это самые популярные, престижные и дорогие гонки в мире. Но так было не всегда и ещё в 70-х считалось, что автоспорт — это странное хобби гиков-гаражистов. Человеком, который в начале 80-х решил изменить ситуацию, звали Берни Экклстоун, и одним из важнейших шагов на пути превращения «Формулы-1» в бренд мирового масштаба он видел гонку на территории СССР.

Берни дошёл до самого Леонида Брежнева, который, по слухам, был заинтересован в проекте, но он в итоге провалился, а вместо Гран-при по уличной трассе в Москве календарь «Формулы-1» пополнила Венгрия.

В преддверии 35-й годовщины первого в истории Гран-при в Восточном блоке Matador.tech вспоминает историю «Хунгароринга» и непростые приключения Экклстоуна в СССР.

Эхо Олимпийских игр

Впервые идею о том, чтобы провести гонку «Формулы-1» в СССР в руководстве чемпионата начали обсуждать после Олимпийских игр 1980 года, превосходно организованных в Москве. «Формуле-1», позиционировавшей себя как глобальный чемпионат мира, отчаянно требовались новые рынки: если в Европе «Большие призы» были уже весьма популярным и даже престижным (чего стоит один Гран-при Монако) зрелищем, то на других континентах дела шли не так хорошо.

Например, в США автоспорт в принципе намного менее популярен, чем американский футбол или бейсбол, а уж если кто и любил гонки, то скорее это были фанаты NASCAR или IndyCar. Китаю в тот момент было совсем не до «Формулы-1», а вот Советский Союз на фоне Олимпиады выглядел достаточно открытым, чтобы согласиться на предложение о проведении гонки.

Берни Экклстоун, который тогда ещё не был генеральным промоутером чемпионата, но уже занимался коммерческими вопросами, видел в расширении в Восточный блок практический смысл: «Формула-1» получит более широкий охват, а спонсоры в очередь выстроятся, чтобы первыми показать себя на новых рынках.

Старт Гран-при Нидерландов 1982 года. В Европе гонки «Формулы-1» в начале 80-х были очень популярны

Офис Экклстоуна принялся налаживать контакты в СССР и даже нашёл сторонника в лице президента ФАС СССР и ректора МАДИ Леонида Афанасьева, который в начале 80-х был хорошо знаком с Жаном-Мари Балестром, будущим президентом Международной автомобильной федерации (FIA). В конце концов Экклстоуну и его людям удалось связаться с верхушкой ЦК КПСС — Леонидом Брежневым.

Документальных свидетельств той встречи на данный момент не обнаружено, однако в 2010-м президент России Владимир Путин на пресс-конференции упоминал факт личной встречи Экклстоуна с Брежневым. От СССР не требовалось промоутерского взноса (небывалая щедрость по нынешним временам!), а провести гонку планировалось вокруг здания МГУ на Ленинских горах. По прогнозам Берни, в СССР посмотреть на московский Гран-при приедут десять тысячов иностранных туристов. Леонид Ильич, известный любитель автомобилей, по слухам, проект поддержал.

В итоге в предварительном календаре «Формулы-1» на сезон 1983 года появился Гран-при Советского Союза, который должен был пройти 28 августа в Москве. Но в ноябре 1982-го скончался Брежнев, а пришедший ему на смену Андропов проектом гонки «Формулы-1» был заинтересован куда меньше — контакты оборвались, а московский Гран-при в 1983-м так и не состоялся.

Окно через Железный занавес

Провал переговоров с советскими властями Экклстоуна не обескуражил — промоутер по-прежнему хотел гонку в Восточном блоке и новые рынки для спонсоров. После Москвы в «Формуле-1» рассматривали Таллин, тем более что в эстонской столице даже была трасса. Затем появилась идея провести гонку в Югославии, но от неё отказались ещё быстрее, а вскоре кто-то из друзей посоветовал Берни побывать в Венгрии — ещё одной стране Восточного блока.

Побывав в Будапеште, Экклстоун остался очарован городом и захотел уже в 1985-м провести гонку вокруг парка Неплигет. Этот проект реализовать не удалось, но в октябре 1985-го в районе деревни Модьород к северо-востоку от Будапешта. Компактный автодром представлял собой 4,4-километровое кольцо, изобилующее узкими поворотами. За счёт этих качеств гонщики «Формулы-1» часто называют «Хунгароринг» большим картодромом.

Айртон Сенна на ВАЗ-2101 на «Хунгароринге» в 1986 году

Первый в истории Гран-при на территории Восточного блока — Гран-при Венгрии — состоялся 10 августа 1986 года, а на трибунах собрались 200 тысяч зрителей со всей Восточной Европы. Такой толпы на гонках «Формулы-1» ещё не было никогда — лишь в конце сезона-1995 на Гран-при Австралии в Аделаиде соберётся больше зрителей (210 тысяч).

Гонка запомнилась невероятной борьбой двух бразильских гонщиков — двукратного чемпиона мира Нельсона Пике и будущей легенды Айртона Сенны. Последний, к слову, изучал «Хунгароринг», проехав на нём круг за рулём ВАЗ-2101. Пике победит здесь и в 1987-м, а Сенна покорит венгерскую гонку только в 1989-м.

Бюст в честь Экклстоуна в Модьороде

С тех пор Гран-при Венгрии неизменно присутствует в календаре — «Хунгароринг» принял один из этапов даже в ковидный 2020 год. Эта трасса видела победы Михаэля Шумахера и Мики Хаккинена, Жака Вильнёва и Фернандо Алонсо, здесь выиграл свою первую гонку Дженсон Баттон, здесь чуть не принёс победу Arrows Деймон Хилл. «Хунгароринг», появившийся относительно случайно, за 35 лет, прошедшие со времени первой гонки, стал частью истории «Формулы-1». Венгрия ответила чемпионату взаимностью — в 2003-м в Модьороде установили бюст в честь Экклстоуна.

Владимир Путин и Берни Экклстоун на Гран-при России «Формулы-1»

Ну а в Россию «Формула-1» пришла только в 2014-м — после зимних Олимпийских игр в Сочи. Тогда на подписание контракта приехал лично Берни Экклстоун, добивавшийся проведения российской гонки 27 лет. В прошлом октябре Берни исполнилось 90, он уже отошёл от дел и покинул пост генерального промоутера «Формулы-1», но на российский Гран-при продолжает приезжать регулярно.


Фото: wikimedia.org, kremlin.ru, facebook.com/lada.wtcc

#Автоспорт статьи