logo-mobile
14 сентября, 15:09
251(1)
0
Дмитрий Захарченко

Главное событие прошедшего в эти выходные Гран-при Италии Формулы-1 — столкновение главных претендентов на чемпионство Льюиса Хэмилтона и Макса Ферстаппена. Пока одни в паддоке разбирают столкновение и ищут виноватых, другие отмечают, что Льюис погиб бы в этой аварии, если бы она произошла несколько лет назад: жизнь гонщику спасла «гало».

И это уже далеко не первый случай, когда система защиты кокпита уберегает гонщика от серьёзных травм, хотя поначалу «гало» ненавидели даже пилоты.

Что такое «гало»

Система защиты кокпита стала обязательной в Формуле-1 с 2018 года. Она появилась в ответ на целую серию трагедий в автоспорта: смерть Генри Сертиза, которому во время гонки Формулы-2 в голову прилетело колесо от другой машины, а также гибель Жюля Бьянки, который врезался в стоявший на обочине во время Гран-при Японии трактор, другому в шлем во время гонки IndyCar прилетел обломок.

В тот момент стало очевидно, что голова пилота в «формульной» машине защищена недостаточно и самый большой риск для жизни гонщика таит даже не столкновение с соперником или стеной, а попадание инородных предметов в голову. Два года специалисты Международной автомобильной федерации (FIA) проводили исследования и в итоге представили систему «гало» (halo).

«Гало» представляет собой титановый каркас, крепящийся стойками по бокам и перед кокпитом. Основная задача системы — оберегать гонщика от попадания крупных объектов, таких, как колесо, убившее Сертиза. Система сразу же подверглась критике — «гало» портила привычный облик гоночных машин, противники к тому же отмечали, что Жюлю Бьянки не помогла бы никакая защита — причиной аварии стал трактор, стоявший в неположенном месте.

Кроме того, было ясно, что «гало» не поможет в случае попадания в шлем небольшой детали — как это было с Фелипе Массой в Венгрии в 2009-м и с Джастином Уилсоном. «Я считаю, что машины Формулы-1 и без того достаточно защищены, я против этой системы», — говорил тогда Ромен Грожан.

Столкновение Макино и Фукудзуми

В Формуле-1 долго недооценивали «гало», но в Формуле-2, где система также стала обязательной, её пользу оценили практически сразу. Во время этапа в Барселоне в скоростном повороте произошёл контакт между Тадасуке Макино и Ниреи Фукудзуми. Автомобиль последнего задним колесом коснулся машины соперника и налетел на неё сверху.

По инерции заднюю часть потащило дальше — по кожуху двигателя, прямо к кокпиту, где на какое-то время застряла на дуге «гало», а затем соскользнула вниз. Если бы не «гало», заднее колесо Фукудзуми неизбежно «проехалось» бы по кокпиту Макино — в теории могло обойтись лёгким испугом, а могло закончиться трагедией.

«После первых тестов я подумал, что „гало“ только мешает обзору, но сегодня система спасла меня, — сказал тогда Макино. — Теперь я понял, как она работает — если бы не „гало“, колесо прилетело бы мне в голову. Если честно, я в шоке». Оба после того сезона вернулись в Японию, а сейчас выступают в местной «Супер Формуле» — где тоже используется «гало».

Алонсо приземлился на Леклера

В Формуле-1 первым серьёзным инцидентом, в котором гонщика спасла «гало», стал завал на старте Гран-при Бельгии несколькими месяцами позже. Всё началось с ошибки Нико Хюлькенберга, который пропустил точку торможения, врезался в Фернандо Алонсо, от чего его машина взмыла в воздух и рухнула прямо на Шарля Леклера.

Когда машины замерли у отбойника, краска на «гало» была полностью ободрана — удар пришёлся прямо в крестовину каркаса. Если бы не система защиты кокпита, McLaren Алонсо упал бы аккурат на голову Леклера, и монегаска уже ничто не спасло бы.

Машина Леклера после столкновения с Алонсо в Спа в 2018 годуМашина Леклера после столкновения с Алонсо в Спа в 2018 году


«Даже думать не хочу, что было бы со мной без „гало“. Достаточно посмотреть на фотографии, чтобы понять, чем это всё могло закончиться — было бы чудом, если бы я выжил без „гало“, — сказал Шарль, покинув разбитую машину. — Если честно, раньше я не был большим фанатом этой системы, но теперь счастлив, что сегодня она у меня была!».

Вылет Перони за заборы

В 2019 году в гонке Формулы-3 в Монце произошла пугающая авария, в ходе которой автомобиль Алекса Перони перелетел через барьеры. Австралийский гонщик слишком широко вышел из «Параболики» и на огромной скорости наехал на лежачих полицейских — дополнительные бордюры, которые должны притормаживать ошибившихся гонщиков.

Однако в случае с Перони всё произошло иначе: на огромной скорости автомобиль взмыл в воздух, совершил несколько пируэтов и рухнул на заграждения трассы. В полёте машина Алекса перевернулась и упала днищем вверх. Если бы не «гало», Перони упал бы на барьеры головой, а сверху его придавило бы весом 600-килограммовой машины.

Гонщик отделался переломом позвонка, и в данной ситуации это можно считать чудом. В сезоне-2020 Перони вернулся на старте Формулы-3, а сейчас выступает в Indy Lights — американской молодёжной серии. За два этапа до конца сезона Алекс занимает девятое место общего зачёта.

Пожар в Бахрейне

Пожалуй, самой пугающей аварией за последние годы стал взрыв Haas Ромена Грожана на Гран-при Бахрейна Формулы-1 в конце прошлого года. Француз на первом круге попытался резко сместиться на прямой, но не заметил шедшего рядом Даниила Квята и зацепил его колесо. Haas тут же бросило в отбойник, вылет занял доли секунды, за которые сбить скорость было невозможно.

Автомобиль насквозь прошил металлические рельсы безопасности и от удара развалился на две части. На раскалённые элементы кузова и выхлопной системы попало горючее из разорвавшегося топливопровода — в одно мгновение автомобиль вспыхнул как в спичка. Кадры объятого пламенем болида облетели телеканалы всего мира — и внезапно из языков пламени появляется фигура спасшегося гонщика.

Грожан покидает место аварии в Бахрейне в 2020 годуГрожан покидает место аварии в Бахрейне в 2020 году

То, что Грожан, жив, это и правда удивительное совпадение факторов. Перегрузка после удара составила более 100g — считается, что человеческий организм не способен такое вынести и неизбежно отключится, но Грожан всё время оставался в сознании — любая секунда промедления могла стоить ему жизни.

Но подобное развитие событий в принципе было бы невозможно, если бы не «гало»: без этой системы Грожан врезался бы отбойник головой, а так — защитный каркас словно «разрезал» для него заграждения. Из травм у Ромена были лишь ожоги, и в начале сезона-2021 он вернулся на гоночные трассы — теперь француз выступает в гонках IndyCar. И говорит, что больше не сядет за руль машины без защиты кокпита.

Ньюгарден чуть не переехал Хантер-Рея

Сейчас защита кокпита является стандартом для всех гонок с открытыми колёсами, включая молодёжные серии, Формулу-Е и IndyCar, где, учитывая скорости на овалах, она нужнее всего. Правда, адаптировать «гало» под овалы оказалось невозможно — стойки защиты расположены таким образом, что закрывают пилоту обзор на внешнюю траекторию в повороте.

Однако в IndyCar воспользовались идеей Red Bull Technologies и взяли на вооружение так называемый «аэроскрин» — схожий по конструкции каркас с чуть выше расположенными креплениями стоек, но с непробиваемым стеклом. Такая версия защиты смогла бы отбить обломки, которые убили Уилсона и едва не покалечили Массу.

И уже не раз «аэроскрин» спасал гонщиков IndyCar от неминуемых травм. Последний из таких случаев произошёл на Гран-при Алабамы, первом этапе сезона-2021. На первом круге между Джозефом Ньюгарденом и Райаном Хантер-Реем произошёл контакт, и колесо одной из машины попало на носовой обтекатель другой.

Столкновение Ньюгардена и Хантер-Рея в БарбереСтолкновение Ньюгардена и Хантер-Рея в Барбере

Если бы не «аэроскрин» на машине Хантер-Рея, колесо буквально приехало бы ему в голову. «Безгранично благодарен IndyCar за „аэроскрин“, — написал позже пилот в социальных сетях. — Спасибо всем, кто превращает инновации в реальность».

Хэмилтона спасла не только «гало»

На повторах столкновения Хэмилтона и Ферстаппена в Монце видно, что Red Bull, взлетев на заднем колесе Mercedes, приземлился аккурат на кокпит британца. И очевидно, что без «гало» Льюис не вышел бы из машины невредимым. Однако в данном случае сработала не только эта система.

По нормативам FIA, «гало» должна выдерживать предельную вертикальную нагрузку в 116 килоньютонов — это порядка 12 тонн. Однако мало того, что такой вес должна выдержать «гало», должно выдержать и шасси — если проломится кузов, к которому крепится защита головы, то вся конструкция вместе с машиной наверху обвалится на гонщика.

Технический директор Mercedes Джеймс Эллисон вспоминал, что команде даже пришлось укрепить шасси — чтобы автомобиль вместе с «гало» выдерживал ту самую нагрузку в 12 тонн.

Столкновение Хэмилтона и Ферстаппена в Монце в 2021 годуСтолкновение Хэмилтона и Ферстаппена в Монце в 2021 году

Как показал инцидент в Монце, а также недавняя авария в Алабаме и взрыв Haas Грожана в Бахрейне, современные гоночные машины стали невероятно прочны и безопасны — и часто ехать на гонку зрителем опаснее, чем в ней участвовать. Тем не менее пилоты по-прежнему буквально рискуют жизнями, поскольку по-прежнему остаётся высокий риск травмы позвоночника — для поддержки шеи и головы пилота предусмотрена система HANS, но и она не всегда может спасти от перелома.

«Уверен, кто-то приглядывал за мной с небес, — сказал после Гран-при Италии Хэмилтон. — Его колесо упало мне прямо на голову — на „гало“, но угол шины ударил по шлему. Думаю, это ещё какое-то время будет меня преследовать, возможно, обращусь к специалисту, чтобы быть полностью готовым к следующей гонке. Но главное — я жив!».


Фото: fia.com, instagram.com/ryanhunterreay, twitter.com/JeanTodt, redbull.com

#Автоспорт статьи